Последние новости

32 002 подписчика

Свежие комментарии

  • Алексей Рубин
    Великолепно эти проплаченные из ЕР льют на пего грязь. Мне не проверить: я не москвич. Но чувствуется лажа. Слишком г...Грудинин и его тр...
  • Николай Дегтев
    посмотрим...Эрдоган зарвался:...
  • Сергей ххххххххх
    И так повсеместноКомитет по образо...

Как я Фрейда перед сном почитал и какие выводы сделал

Как я Фрейда перед сном почитал и какие выводы сделал


Никогда не задумывались о том, почему некоторые люди шутят легко, зажигательно, остроумна, а другие — тяжеловесно, злобно, от того, что они считают шуткой люди испытывают чувство обиды или неловкости, а чужих шуток при этом авторы таких «шедевров» не понимают?

Принято считать, что это «чувство юмора», которое у всех людей своё, у каждого разное, причем выражено в разной степени.

А на самом деле… А на самом — то деле, чувство юмора, или остроумие, оно родом из детства.

Признаюсь, сам был удивлен, когда у Фрейда нашел этому явлению объяснение.

Фрейда я не так, чтобы очень, всё-таки его исследования истеричек и преступников не стоит экстраполировать на все людей разом (мое мнение). Но когда я это озвучиваю, в ответ летит, что ничего равновеликого теориям Фрейда я лично не создал, потому должен молчать и не отсвечивать…

Ну, вот и ладненько, ну вот и поговорим тогда, что запреты на обсуждение определенных тем ограничивают умственное развитие ребенка. Помните работу «Остроумие и его отношение к бессознательному»? Шучу, шучу, я и сам бы ее не помнил, если бы не взялся почитать перед сном.

Так вот, остроумие у человека рождается в муках, если можно так выразиться.

Та часть нашей психики, что отвечает за мораль, табу и запреты, позволяет другой части нашего я — не психике уже, а разуму, шутить. Считается, что таким образом человек сбрасывает внутреннее психологическое напряжение и избегает конфликтов своей психики и своего разума.

Так вот, если в ребенка вбито мало запретов — то тогда взаимодействие психики и разума дает мягкие, смешные и легкие шутки. Человек не выдавливает их из себя, они просто рождаются. Ему не надо искать тему для шутки.

Если разум или психика «заключены» в рамки пожестче, то и юмор становится жестковатым. Среднее проявление, когда разум силится вырваться из тисков, а запреты, вбитые на уровне подсознания, ему этого не дают, рождает сатиру, сарказм.

Часто бывает, что сатира и сарказм окружающим становятся малопонятны, а вот автору — все кристально ясно, потому что кому как не ему знать тараканов рожденных в собственной голове?

А вот если ребенок, куда ни повернется, то натыкается на стенку с надписью «запрещено», то и остроумия, и юмора ему уже взять неоткуда. Разум лихорадочно пытается что-то выдавить согласно случаю и моменту, а вот та часть психики, что отвечает за запреты, долбит по этому разуму кувалдой и орет:

— А ну молчи! Низзя!

В результате, если человек что-то из себя и выдавливает, то чаще всего это «что-то» будет весьма грубым, а еще — касаться той части жизни, которая расположена «ниже пояса», ведь это — одно из самых сильных табу, но, в тоже время — безопасных, за связанные с ним шутки не прилетит от тех, кто наказать может.

Я знаю, со мной многие не согласятся, но… Я вот даже юность вспоминаю (юность — потому что в детстве вопросам юмора мало уделяешь внимания, он там дикий). Самые «грязные» и натужные шуточки выдавал парень из параллельной группы, из истово верующей семьи. Каждый раз, когда он пытался юморить, то съезжал на физиологические темы. А вот если слышал что-то связанное с религией, то чуть не с кулаками бросался, если же шутки касались власть предержащих и не важно, какого уровня, впадал в панику — а ну как ко услышит, доложит, накажет?

Так что хотите ребенка остроумного, не тугодума, и понимающего, что уместно в юморе, а что нет? Меньше табу в разговорах с ним. «Хорошо» и «плохо» — это совсем другое.


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх