Последние комментарии

  • Виктория Путкова
    Очередной мудак выехал как из п..ы на лыжах. В президенты желает. Дерьмо...Ходорковский запустил новый политический проект – Егор Жуков
  • Лилия Киселева
    Да когда же этой твари башку прорубят???? Хоть ледорубом,хоть просто булыжником..... А москвичи чего сидят тихо??? По...Ходорковский запустил новый политический проект – Егор Жуков
  • Михаил Pavlyukovets
    Не так страшны жиды ,как их холуи .Ходорковский запустил новый политический проект – Егор Жуков

Чиновники СССР: "Разврат, пьянка, совращение девушек" 1-я часть






Журнал "Коммерсантъ Власть" от





, стр. 68





ФОТО: РОСИНФОРМ
После изгнания Георгия Александрова со всех постов окружающие быстро обнаружили, что им "культивировалось зазнайство, создавалась нездоровая атмосфера лести, угодничества и подхалимства"
  50 лет назад министр культуры СССР Георгий Александров вместе с группой соратников поплатились своими постами за создание тайного борделя.
В этом номере обозреватель "Власти" Евгений Жирнов завершает поиск истинных причин низвержения партийных идеологов.

"В квартире настоящий притон"
       Письмо, найденное мной в архиве, пришло в ЦК КПСС в феврале 1955 года.
       "Дорогой Никита Сергеевич!
       По причинам, которые Вы, конечно, поймете, прочтя это письмо, я не могу назвать себя, но поверьте, то, что я пишу, чистая правда. Моя дочь, девушка 18 лет, попала в большую беду. Подруга познакомила ее с одним пожилым, лет 60, человеком, который представился ей писателем Кривошеиным Константином Кирилловичем. Начались встречи — сначала в кино, потом в ресторанах, а потом он уговорил ее поехать к нему, он 'будет читать ей пьесу'. Она по наивности согласилась. Остальное Вам понятно. Заметив, что дочь забросила учебу и пропадает неизвестно где, я стала ее допрашивать и узнала все. Я немедленно поехала к нему, пробыла в его шикарной квартире около получаса и все поняла.
       Слушая его циничные рассуждения, я пришла в ужас. И все это происходит у нас в столице. Совсем он не писатель. Есть у него, кажется, две или три инсценировки, которые нигде не ставят. А денег у него много, живет он богато. Кроме квартиры есть дача под Москвой. Очевидно, главным источником существования служит квартира. По словам дочери, у него постоянно бывают какие-то пары.
Среди них министр культуры Александров с киноартисткой Ларионовой, академик Еголин с какой-то 'Эллой' из театра Вахтангова, проф. Петров с 'Аней' и много других, фамилии которых моя дочь не знала. В квартире настоящий притон. Разврат, пьянка, совращение девушек. Я немедленно потребовала от дочери прекратить все отношения — она это выполнила. Нам ничего от него не надо, но я считаю своим моральным долгом сообщить это Вам, чтобы прекратить это безобразие. Мне очень стыдно за себя и свою дочь, и я хочу, чтобы это чувство не испытывали другие матери.
ФОТО: РОСИНФОРМ
"Литературной газете" не потребовались указания министра культуры Александрова, чтобы разглядеть проблески таланта в инсценировке его бездарного друга Кривошеина (на фото сцена из спеклакля "Подпадуры и помпадурши" Ленинградского театра комедии)
Особенно страшно то, что эта квартира, оказывается, широко известна среди работников искусств и литераторов. Ею пользуются, как мне сказали, многие и, очевидно, как-то оплачивают труд и гостеприимство хозяина. Имея такой круг знакомых, гр. Кривошеин чувствует себя, очевидно, в полной безопасности. Так ли это?
       Я прошу Вас, Никита Сергеевич, сделайте, чтобы эти дела этих людей не остались безнаказанными".
       В том, что о письме немедленно доложили первому секретарю ЦК КПСС, казалось бы, ничего странного не было. Дело касалось союзного министра и члена-корреспондента Академии наук СССР, которые прежде работали в Управлении пропаганды ЦК. Реакция Хрущева тоже была предсказуемой. По его указанию письмо отправили для проверки и рассмотрения секретарю ЦК по идеологии Поспелову и зампреду Комитета партийного контроля (КПК) Комарову.
  
"Помпадуры и помпадурши"
       Но все ли в письме было правдой? Во всяком случае, творческий путь Константина Кривошеина был подан достаточно тенденциозно и, скажем так, однобоко. В те годы он был достаточно известным участником литературного процесса. Особыми талантами он действительно не блистал, но его пьесы густо советского содержания "Мечта поэта", "На маленькой станции", "Сказка о будущем" ставились в провинциальных театрах и художественной самодеятельностью. Мало того, их переводили и ставили в странах соцлагеря. Время от времени Кривошеин грешил стихами, по сравнению с которыми его пьесы были просто шедеврами.
       Однако куда большую известность ему принесли инсценировки классиков — Чехова, Салтыкова-Щедрина, Мамина-Сибиряка. Как раз накануне появления в ЦК анонимки в Ленинградском театре комедии прошла премьера инсценировки Кривошеина, которую поставил Георгий Товстоногов. И критики оценили эту работу весьма благосклонно. "Литературная газета", например, писала:
"Ленинградский театр комедии так долго преследовали ошибки, неудачи и провалы, что зритель начал уже сомневаться в его жизнеспособности. Очевидно, внутри коллектива театра было горькое ощущение неудовлетворенности — он обратился к классике сатиры и начал работу над спектаклем 'Помпадуры и помпадурши' по Щедрину.
       Многое в судьбе этой работы зависело от инсценировки, написанной К. Кривошеиным. К инсценировкам у нас часто относятся так: если спектакль неудачен, то вина за провал обычно полностью возлагается на инсценировку; если критик оценивает спектакль положительно, то спектакль получился 'вопреки' неблагодарному для исполнителей материалу. Случай, произошедший в Театре комедии,— случай особый: спектакль здесь получился не вопреки, а благодаря добросовестной и тщательной работе автора инсценировки. Разумеется, в ней есть недостатки — беглость, неполнота некоторых персонажей, сюжетные натяжки, весьма, впрочем, немногочисленные. Но автору удалось, бережно относясь к тексту Щедрина, создать пьесу с единым героем и единым действием".
       Одобрительную рецензию поместили и "Известия". А всего несколько дней спустя фарс и балаган начались в редакциях. Товарищи из КПК потребовали от редакторов признаться, что печатали положительные рецензии по указанию министра культуры Александрова.
       "В 'Литературной газете',— оправдывался в марте 1955 года ее главный редактор Борис Рюриков,— была опубликована рецензия критика Н. Коварского на спектакль 'Помпадуры и помпадурши' в Ленинградском театре комедии. В этой рецензии, положительно оценивая спектакль в целом и инсценировку произведения Салтыкова-Щедрина, сделанную К. Кривошеиным, автор вместе с тем указывал на недостатки инсценировки — 'беглость, неполнота некоторых персонажей, сюжетные натяжки'.
       Член Союза советских писателей критик Н. Коварский, приехав из Ленинграда, высказал желание написать рецензию о спектакле 'Помпадуры и помпадурши'. Спустя некоторое время член редакционной коллегии 'Литературной газеты' К. Анастасьев был в Ленинграде, посмотрел этот спектакль и нашел его интересным. После этого рецензия Н. Коварского, доработанная автором, появилась в газете.
Никаких советов и рекомендаций со стороны работников Министерства культуры редакция по этому вопросу не получала.
       В дополнение к изложенному считаю нужным сообщить, что 23 августа 1951 г. в 'Литературной газете' была опубликована статья "Легенды о совестливых купцах", в которой резко критиковалась работа К. Кривошеина над инсценировкой романа Д. Н. Мамина-Сибиряка 'Хлеб'". В этой статье, в частности, говорилось: 'Все эти инсценировки роднит одна черта: их авторы натуралистически смакуют необузданные страсти, преступления, моральное падение человека и не вдумываются в то, каков же идейный смысл поведения героев'".
       Но такие доказательства аморальности Кривошеина партийным следователям не понадобились. Как не потребовались и признания его друзей в том, что они платили драматургу за использование его квартиры для любовных развлечений. Истинным источником доходов Кривошеина были произведения искусства. Он искал и скупал картины, а затем перепродавал их своим высокопоставленным приятелям. Уголовный кодекс РСФСР квалифицировал это как спекуляцию. Так что драматурга ждала прямая дорога на нары с конфискацией имущества.
  
"Я только гладил"
       Естественно, подобная участь академику Александрову не грозила. Все должно было развиваться по обычной схеме — признание в аморальном поведении, головомойка, временное понижение в статусе и возвращение впоследствии на руководящие высоты. Собственно, так же, как было в 1947 году, когда он назвал Карла Маркса западным философом.
ФОТО: РОСИНФОРМ
Александров.
  Александрова и его соратников вызвали на заседание бюро Московского горкома, куда приехал сам Хрущев. Современники вспоминали, что "дорогой Никита Сергеевич", сам любивший погулять на стороне, долго кричал на провинившихся, а потом спросил Александра Еголина: "Ну Александров-то мужик молодой, я понимаю. А ты-то в твои годы зачем туда полез?" На что перепуганный членкор ответил: "Так я ничего, я только гладил..." С тех пор Александрова и его команду уже никто иначе как "гладиаторами" не называл. Но это легенда, хотя и очень похожая на правду.
       Дальше все развивалось по сценарию. Александров покаялся. В архиве удалось найти его письмо Хрущеву, написанное 4 марта 1955 года:
       "Я глубоко виновен перед Вами, перед ЦК партии. Полностью понимаю и сознаю я всю глубину своего тяжелого проступка. За 27 лет работы в партии это моя первая большая ошибка в жизни. Мне пришлось прожить трудную жизнь. Отец мой — путиловский рабочий, сам я был в детских домах, и все, что я получил в жизни,— все мне дали комсомол и партия. Особенно тяжко сознавать, что мной утеряно Ваше и ЦК доверие, которые дороже всей жизни. Хочу сказать, что если мне будет дана возможность работы в науке, которой я посвятил все зрелые свои годы, то скромным и долгим трудом буду стремиться всею жизнью возвратить Ваше и ЦК доверие, честно и упорно работая, и никогда не допущу подобных проступков и ошибок перед партией".
       Правда, товарищи по литературному цеху попытались свести с "гладиаторами" старые счеты. Александров, Еголин, Кружков и их соратники долгие годы проводили в жизнь все начинания партии в идеологической сфере. Так что обиженных на них было более чем достаточно. И на партийных собраниях инженеры человеческих душ попытались исключить морально разложившихся идеологов из партии. Но эта попытка была немедленно пресечена сотрудниками аппарата ЦК. И "гладиаторы" отделались строгими выговорами.
       Александров не сомневался, что все и дальше будет развиваться благоприятно, и вел себя так, будто ничего не случилось. Корней Чуковский 15 марта 1955 года записал в дневнике со слов Леонида Леонова: "Александров как ни в чем не бывало явился вчера в Академию наук за жалованием (20 тысяч) и говорил тамошней администрации: 'Теперь я более свободен, присылайте мне побольше аспирантских работ'".
       Александров и его команда прекрасно понимали, что у дела чисто политическая подоплека. Товарищи по Президиуму ЦК сняли Маленкова с поста председателя Совета министров СССР и теперь вычищают его выдвиженцев. А бывали они у Кривошеина или нет, имело второстепенное значение. Начальник Главного управления кинематографии Министерства культуры Константин Кузаков начал работать с Александровым еще в Управлении пропаганды ЦК в довоенные годы, но в амурных похождениях не участвовал. Тогда руководителя советского кино обвинили в том, что он давал главные роли актрисам, к которым был неравнодушен министр. Прежде всего Алле Ларионовой. Кузаков с документами в руках доказал, что это ложь. Сотрудникам ЦК не оставалось ничего другого, как найти недостатки в его работе. Но недостатки, о которых доложили проверяющие, оказались характерными для любого советского ведомства:
       "Вопрос о состоянии киножурнала 'Новости дня' и повышении его оперативности подготавливается с декабря 1954 года. Лишь 23 февраля он был поставлен на обсуждение коллегии, которая вынесла решение — создать комиссию из 12 человек для переработки предложений. До сих пор не утвержден тематический план производства фильмов на 1955-1956 годы. Не утвержден план выпуска в 1955 году научно-популярных и хроникально-документальных фильмов, обсуждение которого в течение нескольких месяцев переносилось".
       Несмотря на шаткость обвинений, Кузакова все равно сняли с работы и отправили руководить издательством "Искусство".
     

Продолжение в следующем посте.

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх