Последние новости

32 191 подписчик

Свежие комментарии

  • Nikolay Stepanov
    Вот это будет кино...За что европейцы ...
  • Владимир Соколов
    привит или нет есть в истории болезни))Парадоксальный вс...
  • Борис Осипов
    Ага...они точно знают, отчего умер пациент, но привит он или нет он точно не знает. Тем более сейчас многие просто эт...Парадоксальный вс...

О невинной жертве российской агрессии

О невинной жертве российской агрессии

Poland-Boy

Сейчас не про Украину. Другой наш западный сосед тоже считает себя жертвой «российской агрессии». А в потенциале – так и жертвой агрессивной войны.

Надо сказать, у него счёт к нам давний. И список претензий огромный. И память хорошая, хотя и злая. Просыпается, например, 1 сентября ежегодно – в памятную дату начала Второй мировой. Чтобы ещё раз подчеркнуть, дескать, предшественник России – #СССР – был ещё тем агрессором, чуть ли не хуже Третьего Рейха. И отвечать должен даже больше.

А #Россия как правопреемница должна платить и каяться. Каяться и платить, платить, платить…

Но что будет, если и мы напомним некоторые исторические факты, которые «гиена Европы» стремится забыть?

Английский политик Уинстон Черчилль, с лёгкой руки которого Польша и стала гиеной, назвал Вторую мировую «ненужной» войной, которую можно было легко избежать. Если бы поляки, на тот момент союзники Рейха, не упёрлись так мелочно в споре о Данциге. Справедливости ради, упирались они, чувствуя за спиной французские и британские военные гарантии. А ещё похваляясь своей самой сильной в Европе армией.

Впрочем, тема начала войны – отдельная. Вот что было дальше.

В 1941 году Германия вторглась в СССР и быстро продвинулась на Восток.

Вслед за немецкими войсками на «освобождённые от Советов» земли начали массово возвращаться поляки. А те, кто в 1939-м оказались под пятой Сталина, в общем… скорее обрадовались приходу немцев: настрадались от большевиков. И это спровоцировало целую серию межнациональных конфликтов, которая вполне укладывается в определение Холокоста

23 июня 1941 года немецкие войска заняли белорусское местечко Едвабно, до 1939 года входившее в состав восточных кресов Польши. Два дня спустя начались первые конфликты между поляками и евреями, которых первые считали приверженцами большевиков. Отдельные стычки быстро переросли в расправу. Обозлённые поляки убили троих мужчин, а двух женщин вместе с маленькими детьми заставили покончить с собой, утопившись в пруду. Все жертвы были евреями: мужчины – местными коммунистами, а женщины — жёнами двух других коммунистов-евреев, которым удалось бежать вместе с уходившими советскими властями. Отрезанной головой одной из жертв, школьного учителя, поляки играли в футбол.

Новые немецкие власти этому не препятствовали. Скорее, потворствовали. Впрочем, первая волна страстей быстро улеглась. Но через несколько дней вспыхнула с новой силой.

Трагедия произошла 10 июля 1941 года. Поляки утверждают, что по приказу немцев. Еврейские источники говорят, что немецкие оккупационные власти находились лишь в роли свидетелей, а всю грязную работу польские жители местечка проделали сами, причём по собственной инициативе.

На первом этапе всех евреев вывели из домов, — это несомненно сделали поляки, — и привели на рыночную площадь. Там уже ждала масса зевак, в том числе немало крестьян из соседних деревень. Некоторым из них, без сомнения, хотелось увидеть насилие: уже было известно о сожжении евреев, совершённом тремя днями ранее во время погрома в Радзилуве. И насилие началось.

Сначала евреев заставили разбить памятник Ленину и выкрикивать слова «война из-за нас». Затем несколько десятков из них были вынуждены носить вокруг рыночной площади разбитые остатки памятника в своеобразном шествии во главе с раввином, державшим в руках красный флаг. Клеймение евреев позором как ответственных за власть коммунистов сменилось избиением и уничтожением жертв. Поляки рубили своих еврейских соседей топорами, протыкали вилами, вырезали им языки, выкалывали глаза, топили в пруду.

Затем толпа погнала евреев к овину, принадлежавшему одному из горожан, Брониславу Слешиньскому. Там вначале были убиты те 40-50 мужчин, которых до этого заставляли таскать обломки памятника Ленину. После них в тот же овин загнали всех евреев, остававшихся на площади, включая женщин и детей. Стены строения облили керосином, а затем подожгли. Спастись не удалось никому.

И это был не единичный случай, не эксцесс. Подобные трагедии произошли в 23 населённых пунктах Польши. Помимо Едвабне это были: Бельск-Подляский (деревня Пильки), Василькув, Вонсош, Визна, Гонёндз, Граево, Клещеле, Кнышин, Кольно, Кузница, Наревка, Пёнтница, Радзилув, Райгруд, Соколы, Стависки, Суховоля, Тшцянне, Тыкоцин, Хорощ, Чижев, Щучин и Ясёнувка. Это лишь то, что установлено бесспорно

«Довоенный антисемитизм поляков, ограниченный лишь определёнными кругами, довольно маргинальными, с началом войны невероятно усилился и распространился практически на все слои польского общества на занятой Советским Союзом территории, – признал польский историк Марек Вежбицкий. – Произошло отождествление евреев с советской системой, а ненависти к СССР — с ненавистью к евреям. И антисемитизм, понимаемый как борьба против советской (то есть «еврейской») власти за независимость Польши в 1939–1941 годах стал, в некотором смысле, одним из элементов патриотизма поляков…».

После войны эту позорную страницу своей истории поляки… просто забыли. Да, новые власти быстро осудили пару десятков коллаборционистов, причастных к трагедии в Едвабно, на разные сроки заключения (только одного приговорили к расстрелу, а затем заменили смертную казнь 15-ю годами тюрьмы). Но процесс был закрытым, приговор не обсуждался ни в обществе, ни даже в рядах ПОРП. А после 1980-х гг. вспоминать такое стало и вовсе неудобно.

Правду о трагедии Едвабно мир узнал только в 2000 году, когда историк Ян Томаш Гросс опубликовал книгу «Соседи» (она переведена и на русский язык). Для Польши это стало шоком. Первой реакцией было отрицание и гнев. Учёного обвинили в избирательном подходе к источникам, в предвзятости по отношению к полякам («всё сделали гестаповцы», ага) и в завышении числа жертв: мол, убитых было не 1600, а всего несколько сотен.

Но Холокост – не та тема, которую можно «замять». Поэтому в 2001 году споры волевым решением быстро прекратились, а в Едвабно был открыт памятник. Затем польский Институт национальной памяти опубликовал двухтомную публикацию «Вокруг Едвабне», а ещё через несколько лет историк Витольд Мендыковский доказал, что погром в Едвабне был частью волны антиеврейских выступлений, прокатившейся летом 1941 года широким фронтом от стран Балтии через Ломжинский, Белостокский регионы и Восточную Галицию до самой Румынии.

И все дискуссии, покаяния, разговоры – прекратились. Книги изданы, памятник поставлен, Польша не виновата. Точка.

Может, и России надо перенимать такие цивилизованные подходы к бесславным деяниям предков?

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх