Что африканцу можно, то русскому штраф// Виолетта Крымская

ВЛАСТЬ В РУАНДЕ МАТЕРЯТ ВСЛАСТЬ. ТЕПЕРЬ СНОВА. В центре Африки, немного южнее экватора расположилась страна Руанда. Среди холмов, у истоков Нила там живут негры, точнее пигмеи, хуту и тутси. Пигмеи были аборигенами, жили себе - не тужили, охотились на зверей и собирали фрукты. В один не прекрасный - 3 мая - 43471469651 - Медиаплатформа МирТесен

ВЛАСТЬ В РУАНДЕ МАТЕРЯТ ВСЛАСТЬ. ТЕПЕРЬ СНОВА. 

В центре Африки, немного южнее экватора расположилась страна Руанда. Среди холмов, у истоков Нила там живут негры, точнее пигмеи, хуту и тутси.

Пигмеи были аборигенами, жили себе — не тужили, охотились на зверей и собирали фрукты. В один не прекрасный момент к ним приперлись незваные гости — хуту. У этих негров была своя фишечка, они были крестьянами по духу и по жизни, джунгли вырубали, поля засеивали. Пигмеи хотели было пожаловаться в Гринпис, на уничтожение девственной природы, но вышла незадача. Во-первых, языкам импортным не обучены были, во-вторых, писать не умели в принципе, в-третьих, не нашли «зеленых», куда ни глянь вокруг одни черные. Плюнули они на все и скрылись в джунглях.

Хуту радостно вырубали леса и как заведенные сеяли всякую вкуснятину. Хорошо у них было, но тут, откуда не возьмись появился… скотовод, точнее племена тутси кочевников-скотоводов. Хуту попытались объяснить, мол, это наша земля и мы тут будем сеять, но, схлопотав по лицам, притихли.

Тутси махом смекнули, что пасти и доить рогатую скотину не так рентабельно как пасти и доить местные племена. Ихний верховный вождь с главным шаманом уединились в палатку, прихватив с собой дцать жбанчиков местного пива.

.. Неделька запоя и к ним явилось откровение, которое родило кодекс чести. Согласно этому кодексу тутси — исключительная раса, ведущая свой род по папе от арийцев, по маме от шумеров, работать таким благородным господам никак нельзя, можно только владеть имуществом, руководить и воевать. Прямо они сказали, в лоб. Тутси обрадовались, хуту с пигмеями попытались возмутиться, типа «не поняли». Но когда особо непонятливых зарезали, остальные резко поумнели. Так они жили — счастливо, но не все, дружно, но не очень…

Тутси в Руанде владели всем скотом, это я про животных, и всеми землями, были вождями и жрецами, по-нашему — чиновниками, хуту пахали и платили налоги, пигмеи щемились по джунглям.

В 1890 году в сказочную африканскою страну пришли немцы, потом, во время первой мировой мясорубки, их выгнали бельгийцы. Тутси верно служили сначала тем, потом этим и сохранили свои привилегии. Но в 1952 колонизаторы решил поиграть в демократию и ввели выборность местных советов, большинство мест в которых заняли хуту.

— Бляха цеце муха, — сказали сами себе хуту. — А чиновниками быть прикольно! Мы тут власть!

— Вы что, опупели, черти черномазые? — удивились тутси. — Король то наш.

— От черномазых слышим. А мы за демократию, — ответили хуту и свергли короля.

— Да ну вас на хрен с вашими разборками, — менжанулись бельгийцы. — Вы тут саму разбирайтесь, а мы до дому, до хаты.

— Это вы что ли тут демократы, это мы демократы, это мы демократы, нас вона сами США поддерживает — продолжили, несмотря на бегство бельгийцев, диалог тутси и развязали гражданскую войну.

— Нет вопросов, давайте подискутируем, — обрадовались хуту. — Мы знаем, как окончательно решить тутсинский вопрос!

— И как? — опешили тутси.

— Легко, но очень принужденно, можно сказать принудительно, — пояснили хуту, организовали геноцид, и в ходе массовых убийств убили почти миллион тутси.

Пятнадцать лет тутси и хуту мочили друг друга с разной степенью интенсивности, пигмеи в это время отсиживались на пальмах и флегматично созерцали трупы врагов проплывающих по Нилу. К 2010, перебив треть населения страны, горячие негритянские парни угомонились, провели президентские выборы и зажили бедно, поэтому не очень счастливо, но мирно. Теперь тутси и хуту убивали друг друга морально, ругались так, что крокодилы краснели. 

Мирились только когда начинали материть власть, на удивление на чиновников подобное отношение население действовало благотворно, в 2015 году правительство Руанды вошло в десятку самых эффективных правительств мира. Но чиновник и в Африке чиновник, обидно ему паааанимашь, когда его честь и достоинство поносят, даже если ни того ни другого нет и в помине. И вот в сентябре прошлого года в уголовном кодексе Руанды появились статьи об «оскорблении власти». За насмешки в адрес представителей власти «жестами или угрозами, письменно или в карикатурах» граждане могли схлопотать тюремное заключение сроком до двух лет. За оскорбление же президента полагается наказание вплоть до семи лет лишения свободы.

Последнюю радость у бедного народа отняли, что им теперь делать — АКМ откапывать? Но, не прошло и пары месяцев, как, слава Богу, нашелся защитник несчастных. Юрист Ричард Мугиша пожаловался в Верховный суд Руанды, потребовав признать эти нормы их неконституционными и нарушающими международные обязательства страны. 

Свою позицию он обосновал четко » у нас все негры равны и законы должны защищать каждого руандийца вне зависимости от места работы, а оскорбление президента или госслужащего ничем не отличается от оскорбления любого другого лица». И ведь не поспоришь.

Верховный суд Руанды рассматривал обращение и частично согласился с доводами юриста. Теперь за оскорбление министров, парламентариев и других высокопоставленных лиц в Руанде ничего не будет правда президента трогать нельзя, наказание за ругань в его адрес оставили. Примечательно, что сам президент Поль Кагаме выступил против решения суда, который запретил негативно высказываться о нём. Кстати, президент в Руанде прикольный мужик, в свои выходные, по субботам, глава государства собственноручно подметает улицу около дворца и лично проверяет чистоту соседних улиц.

С конца апреля в далекой африканской стране тишь да гладь, народ не бунтует, но чуть что многоэтажно обкладывает чиновников всех мастей, самовыражется как его негритянской душе угодно. Дикий народ, что с них взять! Вот у нас в России другое дело, все цивилизовано, за неуважительные высказывания по отношению к власти будь добр раскошелься за первое оскорбление — от 30 до 100 тысяч рублей, за второе —от 100 тысяч до 200 тысяч рублей, за каждое следующее —от 200 до 300 тысяч рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток. Мы ж не негры какие-нибудь, свободолюбивые, у нас все чинно-благородно.

Вот, как-то так…

Виолетта Крымская.

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: