Последние новости

32 158 подписчиков

Свежие комментарии

  • Геннадий Бирюков
    Переговоры один на один Горбачева с западными лидерами привели к распаду (ликвидации) Советского Союза. Это итог деят...О чем не договори...
  • абрам вербин
    Известно, что идиоты бывают двух видов: клинические и неклинические. Первые, -несчастные люди, отстающие в умственном...О чем не договори...
  • Андрей Сверкунов
    И все деньги заработанные на этом гелии будут разворованы.🤮🤮🤮О чем не договори...

Перед расстрелом мальчик говорил – «Не плачь, сестричка, мы пойдем туда, где наша мамочка»

Перед расстрелом мальчик говорил – «Не плачь, сестричка, мы пойдем туда, где наша мамочка»

Перед расстрелом мальчик говорил – «Не плачь, сестричка, мы пойдем туда, где наша мамочка»
Воспоминания тюремной надзирательницы из Риги

Протокол допроса

г. Рига, 1945 г. марта 27 дня, следователь по важнейшим делам Прокуратуры Латв. ССР, мл. советник юстиции ВУЛЬФСОН допросил нижепоименованную в качестве свидетеля, предупредив об ответственности за дачу ложных показаний

БЛУМС Ирма Индриковна, рожд. 15. VIII. 1897 г, уроженка Латв. ССР, Лиепайского уезда, Грамзденской волости, хутор Смилитсрукьи, соцпроисхождение из крестьян, образование 6 классов, в партиях не состояла и не состоит, невоеннообязанная, одинокая, со слов ранее не судима, работает уборщицей Военно-строительного управления Прибалтийских Республик гор. Рига, ул. Капькю, дом № 3, прож. по ул. Нитаурес 1, кв. 1, г. Рига.

ОТВЕТ: <…> Тюремное начальство меня направило надзирательницей в 3-й корпус тюрьмы. Этот корпус считался больничным. В этом корпусе я проработала 3 месяца.

Больничный корпус ничем не отличался от обычных корпусов тюрьмы. За три месяца моей работы там в среднем было 30 женщин и 15 детей одновременно. По национальности были латышки и русские женщины.

В погребе больничного корпуса содержались заключенные еврейки с детьми: точно не знаю, сколько там было детей, т. к. их охраняла другая надзирательница, но полагаю, что там было 10 детей.



В больничном корпусе пища считалась немного лучше, чем в остальных корпусах, но для того, чтобы прожить, и этот паек был явно недостаточен. Медикаментов не было почти никаких. За период моей работы в больничном корпусе 5 или 6 женщин там родили. Один новорожденный через недели две скончался от каких-то корчей.

Старшая надзирательница ТАБАКС мне рассказывала, что в больничном корпусе было очень много случаев смерти детей от недостаточности питания. В августе 1942 г. меня перевели в 4-й корпус, где я пробыла надзирательницей до декабря 1942 г. В этом корпусе содержалось около 250 женщин, детей там было около 15-ти. Дети буквально были живыми скелетами, ножки у них были толщиной с палец. Возраст детей колебался от 4 до 12 лет.

Дети содержались с заключенными матерями. Двое малюток — брат 6 лет, сестричка 4 лет — были круглыми сиротами, т. к. их родителей немцы до того расстреляли. Питание детей состояло из 100 грамм[ов] хлеба и 0,5 литра воды с неизвестными мне зелеными листьями в день. За 4 месяца моей работы в 4-м корпусе четверо ребят умерло с голоду, также 2 женщины.

Прогулка детям не полагалась. Возможно, один раз за месяц – полтора их выводили на прогулку. В октябре 1942 г. этих детей расстреляли, заключенные женщины мне на следующее утро (детей расстреляли ночью) рассказали, что маленькая сиротка 4-х лет, идя на расстрел, плакала, а 6-летний братик ее утешал, говоря: «Не плачь, сестричка, мы пойдем туда, где наша мамочка».
*
Источник: Мацкевич И.М. Рижский процесс // Союз криминалистов и криминологов. 2019. № 3. С. 7-48. [Rubaltic]

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх