Последние новости

32 161 подписчик

Свежие комментарии

  • Наталья Денисенко13 апреля, 20:42
    О,как все плохо--России--оказывается нечего продать--кроме газа.Из-за этого--весь сыр-бор.Без него--в России-нищета.....Что говорят на Ук...
  • АЛЕКСЕЙ13 апреля, 20:20
    Я в какой-то книжке прочитал слово ОПТИМИЗМ, мне так понравилось!Что говорят на Ук...
  • АЛЕКСЕЙ13 апреля, 20:03
    Так, ВСЕ на выход!. Люксембург, Лихтенштейн, Андора, Сан-Марино, останьтесь!Над Евросоюзом на...

Экс-сотрудница штаба Навального: «Это была ложь, в которой мы жили и работали каждый день»

Экс-сотрудница штаба Навального: «Это была ложь, в которой мы жили и работали каждый день»

НЕДОВОЛЬНЫЙ ВОЛКОВ И ХОЛЕНЫЙ ЖДАНОВ

Девушка устроилась на работу в штаб к Навальному еще в 2016 году, когда Любовь Соболь набирала волонтеров в свою предвыборную кампанию. После Алену пригласили на постоянную должность, она так же отвечала за работу с волонтерами, но уже с зарплатой и полным рабочим днем. В общей сложности Нарвская проработала в ФБК (организация, признанная иноагентом — ред.) около 2-х лет. «Я не могла представить, что можно рассказать кому-нибудь, что происходит в штабе на самом деле. – Вспоминает Алена в интервью Газета.ru. – Недовольство теми, кто нами руководит, не принималось».

Василиса НИКОЛАЕВА, издание KP.RU

Но сейчас девушка все же решилась заговорить и поведать о своем опыте работы в оппозиционной структуре. Как она сама призналась, произошло это после январских митингов и того, что говорит на публику начальник штаба Навального Леонид Волков: «Леонид сидит в хорошо оснащенной и оборудованной студии с последним MacBook, ведет прямую трансляцию, где кадры с улиц российских городов с задержаниями людей, с совершенно зелеными подростками, говорит о том, что они молодцы и нужно продолжать, что «свободная Россия будущего» уже не за горами. – возмущается Алена.

– Рядом с ним сидит холеный Жданов (юрист, директор «ФБК», – ред.), который также нахваливает протесты и поддакивает Волкову. Эта картинка, как мне кажется, должна вразумить каждого вменяемого человека, который в следующий раз захочет выйти под эгидой Навального. Почему Волков до сих пор, даже находясь в другой стране, не вышел на улицу, не помитинговал? Почему он ни разу не вышел к консульству с плакатом? Они всегда сидели в стороне. Просто теперь, когда они вещают из другой страны и призывают людей активнее участвовать в политической жизни России и выходить на улицы, это звучит особенно лицемерно».

Про Волкова у Нарвской целый пласт негативных воспоминаний еще по работе в штабе, где он был непосредственным ее начальником. «Волков постоянно был недоволен нашей работой, статистикой. Нам надо было постоянно улыбаться и обязательно выставлять красивую картинку в Twitter, чтобы главный штаб мог делать репосты, чтобы у них был материал о работе, которую они могли выдать за свою собственную». При этом, рассказывает Алена, в своих соцсетях Леонид часто завышал цифры сторонников, то есть откровенно врал. «Это было в порядке вещей, это была ложь, в которой мы жили и работали каждый день. Да и сейчас, я уверена, он сидит и рисует свои точки сам», – считает девушка.

НИКАКОЙ ПОМОЩИ ВЫШЕДШИМ НА УЛИЦЫ

При этом самим сотрудникам штаба Навального в митингах участвовать не разрешалось. Вместо этого они сидели у компьютеров, зачищая комментарии в соцсетях и отвечали задержанным, просившим о юридической помощи. «Я помню чувство стыда, которое испытывала, когда модерировала общий чат. Мы просили писать о проблемах и задержаниях в личные сообщения или в специальные “группы помощи задержанным”, но некоторые такие сообщения проскакивали. Мы их удаляли, чтобы не вызывать панику у остальных. Волонтерам, которые писали мне личные сообщения, я не знала, что ответить, отвечала общими фразами. Я не знала, чем им помочь… Мы очень многого хотели от людей, но взамен эти люди, особенно молодежь, не получали ничего, в том числе элементарных рекомендаций по безопасности. Нам нужна была от них безусловная готовность выходить в дождь и снег. Нам нужно было, чтобы они расходовали себя в соответствии с идеями, которые мы продвигали. Тогда я сама не понимала, насколько это радикально и насколько противоречит хорошим идеям».

СОБОЛЬ ПРОСИЛА ОТДЕЛЬНЫЙ ВХОД В ШТАБ, ЧТОБЫ НИ С КЕМ НЕ СТАЛКИВАТЬСЯ

Про Любовь Соболь Нарвская рассказала, что в свои редкие визиты в штаб та требовала организовать ей отдельный вход, чтоб не сталкиваться с людьми. «Я думаю, она боялась физического контакта, она всегда избегала людей».

А на публичных выступлениях и встречах с избирателями Соболь «выглядела человеком, которому некомфортно и который не знает, как общаться со своими сторонниками. Она не может вести простой диалог с людьми, не может быть с ними на одной волне. Все ее выступления выглядели так, будто она выучила стихотворение и, стоя на стульчике, рассказывает его. Жители на такой встрече понимали, что перед ним стоит не уверенный в завтрашнем дне человек, а очередной представитель оппозиции, который старается собрать голоса».

Яшин, по признанию Нарвской, вообще вел себя как звезда. «Он считал, что все должны были пасть ниц и слушать «великого последователя дел Бориса Ефимыча». Яшин – это вечное посмешище, плачущий мальчик, вспоминающий о лучших временах. Сам по себе он не представляет собой ценности ни как политик, ни как человек».

ЧЕМ ЗАНИМАЕТСЯ НАВАЛЬНЫЙ И КАКАЯ У НЕГО ПРОГРАММА НЕ ЗНАЛИ ДАЖЕ ЕГО СОТРУДНИКИ

Про самого Навального Нарвская тоже рассказала немало. Например то, что о его политических идеях и планах не сообщалось даже сотрудникам штаба, таким как она. «Меня как сотрудника штаба нередко спрашивали волонтеры, чем мы на самом деле занимаемся, как нам платят, на чем зарабатывает Алексей, и ни на один из этих вопросов я не получила ответ. Эту информацию скрывали даже от меня, человека, который находился внутри коллектива. Если бы нечего было скрывать, нам бы рассказали все, как есть… У нас не было четкого ответа, почему не было программы. Были различные отговорки: «Алексей над этим работает», «команда над этим работает». Волонтеры были в растерянности», – вспоминает Нарвская.

«Алексей все время говорит о чиновниках, о целых семейных кланах у власти, но, по сути, в штабе Навального происходило то же самое. Правыми руками были его ближайшие друзья, их мнение было негласным правилом существования в штабе, которому надо было беспрекословно следовать. В штабе была достаточно четкая иерархия, с нашим мнением не считались». За все время работы Нарвская общалась с Навальным всего один раз, когда у них была фотосессия для агитационных брошюр. «Он показался мне очень растерянным человеком, который не знает куда ему идти и ему нужна поддержка, правая рука. Этой рукой он выбрал Леонида Волкова, но это очень плохой выбор. Волков только отталкивает сторонников и всех адекватных людей. Думаю, он замешан в не очень приятных и не очень честных вещах».

На вопрос о том, пойдет ли еще Нарвская работать в «ФБК”, если предложат, ответила — нет. «Я не думаю, что Соболь стала более человеколюбивой, или что Волков изменил своим вождистским настроениям, поэтому больше никогда в эту историю я не полезу».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх