Последние новости

32 185 подписчиков

Свежие комментарии

  • Nikolay Stepanov
    Посмеёмся по окончании работ, но уже все вместе! И Шредера не забудьте!Уставший оптимист...
  • Владимир Соколов
    в сетях чего только не врут))а я за следование инструкции))которую соблюдать власти не желают)) а вот вы ,после приви...В РФ скоро начнут...
  • Владимир Соколов
    Исследования а точнее каждый человек нормальный должен был уже пройти какие исследования в деревенском сарае или авт...В РФ скоро начнут...

Гринвальд: спецслужбы США сделали интернет «величайшим орудием принуждения и контроля»

Со времён первого директора ФБР Джона Эдгара Гувера американские спецслужбы активно вмешиваются в политику, а сейчас, с развитием интернет-технологий, у них появилось для этого гораздо больше возможностей, отмечает в интервью Fox News независимый журналист Гленн Гринвальд. По его словам, могущество спецслужб представляет угрозу для демократии, но американские либералы этого не замечают.

Гринвальд: спецслужбы США сделали интернет «величайшим орудием принуждения и контроля»

С нами сейчас Гленн Гринвальд, автор книги «Обезопасить демократию». Гленн, вчера вечером вы сообщили Такеру (Карлсону, ведущему Fox News. — ИноТВ) кое-что, что меня поразило. Вы говорили о том, как (сенатор США. — ИноТВ) Диана Файнштейн и другие влиятельные политики, которым положено осуществлять демократический надзор за Агентством национальной безопасности и другими подобными структурами, сами являются объектами их слежки и потому боятся их.

ГЛЕНН ГРИНВАЛЬД, независимый журналист: Да, это продолжается, по сути, с конца Второй мировой войны, когда был создан аппарат национальной безопасности — его специально создавали так, чтобы на него не распространялись демократические принципы подотчётности. Но тогда, по крайней мере, это оправдывали сдерживанием угрозы советского коммунизма. Этой угрозы больше не существует.

Но даже тогда они постоянно вмешивались во внутреннюю политику. У Джона Эдгара Гувера (первого директора ФБР. — ИноТВ) были досье на самых разных американских политиков. Все они боялись его до дрожи, так что он мог делать что хотел.

Когда Дуайт Эйзенхауэр — совсем не левак! — уходил с президентского поста, на котором проработал восемь лет, он предпочёл предупредить страну не о чём-нибудь, а о военно-промышленном комплексе, как он это назвал. О том, что военно-промышленный комплекс разрастался так быстро, что становился могущественнее даже избираемых лидеров. И это было ещё до войны во Вьетнаме, до терактов 11 сентября и до истерии вокруг (штурма Капитолия. — ИноТВ) 6 января.

Итак, Марк, у нас есть эти агентства, которые делают всё что им заблагорассудится. В том числе собирают информацию о членах конгресса — единственных людях, которые могут осуществлять за ними надзор. Так что понятно, почему никакого надзора нет. Они творят что хотят и представляют серьёзнейшую угрозу для демократии.

Вы говорите о временах Джона Эдгара Гувера, но справедливости ради отметим, что этим ребятам надо было залезть к человеку в квартиру и установить в шкафу жучок. А сейчас у нас сочетание технологий и, опять-таки, сумасшедшего числа людей с допуском к секретной информации — 5 миллионов человек! Это значит, что любой мелкий бюрократишка, по сути, может включить компьютер и залезть в чью угодно электронную почту.

ГЛЕНН ГРИНВАЛЬД: По-моему, это ключевой момент. Знаете, когда интернет только появился, предполагалось, что он станет беспрецедентным орудием человеческого освобождения. Он должен был дать нам возможность общаться без централизованной власти государства и корпораций. Но на деле получилось наоборот. Интернет превратили в величайшее в истории орудие принуждения и контроля. Потому что АНБ тайно решило использовать его, чтобы шпионить за всеми — об этом рассказал своим согражданам Эдвард Сноуден. И с тех пор АНБ так и не обуздали.

Так что вы совершенно правы. Дело в той лёгкости, с которой всю нашу активность в цифровом мире, особенно после пандемии COVID, можно собирать, хранить, отслеживать, анализировать, а потом использовать в качестве оружия, притом что защиты от этого нет почти никакой.

Да, по сути, они исходят из предпосылки — оруэлловской предпосылки — о том, что следить надо за всеми. Это тотальная, стопроцентная слежка. А потом они выбирают те крупицы, которые им нужны. Почему левых это не тревожит? Потому что они думают, что от этого пострадает Такер Карлсон и другие их враги, и это для них важнее, чем более мрачные последствия тотального контроля?

ГЛЕНН ГРИНВАЛЬД: Знаете, это очень странно. Я занимаюсь этой тематикой уже 15—20 лет. Раньше недоверие к агентствам госбезопасности было, скорее, левой позицией. А правые и консерваторы, скорее, благоговели перед этими ведомствами из-за их борьбы с коммунизмом и терроризмом.

Но при Трампе всё стало наоборот. Потому что ЦРУ и ФБР стали неподконтрольными госструктурами, пытающимися свергнуть и ослабить избранного президента, перед которым они вроде бы должны держать ответ.

И либералы — необязательно левые, но либералы — рассматривают ФБР и ЦРУ как своих союзников. А консерваторы наконец поняли, что, если позволить этим учреждениям работать в тени, они могут подорвать нашу демократию. Так что сейчас всё наоборот: правые не доверяют этим ведомствам, а либералы перед ними преклоняются.
источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх
,,