Их нравы: Жизнь после секса.

Секс в Америке есть везде, кроме спальни – или любого другого места, где вы хотели бы им заняться. Это продолжается так долго, что у этого явления появилось название – «сексуальная рецессия», которое дала Кейт Джулиан (Kate Julian) в своей статье 2017 года в the Atlantic. Исследование показало, что - 9 декабря - 43246297631 - Медиаплатформа МирТесен
Их нравы: Жизнь после секса.

Секс в Америке есть везде, кроме спальни – или любого другого места, где вы хотели бы им заняться. Это продолжается так долго, что у этого явления появилось название – «сексуальная рецессия», которое дала Кейт Джулиан (Kate Julian) в своей статье 2017 года в the Atlantic. Исследование показало, что «в начале 2010-х годов взрослые американцы, по сравнению с концом 1990-х годов, занимались в год сексом в девять раз меньше».

В девять раз меньше?! Цифра кажется не такой уж и большой, но все остальные показатели сексуальной активности также снизились. Исследование 2018 года, опубликованное в журнале Американской медицинской ассоциации (Journal of the American Medical Association) показало, что сексуальная активность упала среди мужчин в возрасте от 18 до 35 лет и у женщин в возрасте от 24 до 35 лет. Всё указывает на то, что у молодых людей было меньше секса не только когда они были свободны, но и даже когда они имели пару. Те, кому было чуть за двадцать были в 2,5 раза более склонны к воздержанию, чем представители поколения X (прим. родившиеся примерно с 1963 по 1980 год) в этом возрасте. Пятнадцать процентов опрошенных в исследование сообщили, что не занимались сексом с момента достижения ими совершеннолетия.

Что-то изменилось. Может, некогда помешанные на сексе молодые люди просто больше не так помешаны? А пандемия только усугубила сексуальную дисфункцию Америки?

Ещё одно недавнее исследование показало, что во время изоляции пары, живущие вместе, на самом деле, больше мастурбировали, чем занимались сексом друг с другом. Пока это можно списать на общий повышенный стресс, когда даже туалетную бумагу было сложно купить; дети не ходили в школу; нарастающее беспокойство потерять работу – всё это и многое другое отнюдь не способствовало сексуальному влечению.

Но что если проблема не столько о происходящем в самой спальне, сколько в том что случилось по дороге к ней? Пандемия лишь внесла некоторые коррективы в личную жизнь, но человек ведь приспосабливаем к изменениям. Соседи перестали вызывать полицию, если вы устраиваете вечеринку на заднем дворе? Нет. Дискомфорт от общения в масках? Но мы же не повсюду носим их; да и сама маска закрывает только часть лица. И все также прикладываются к выпивке как и раньше; на выходных лень вылазить из пижамы, а в статусах у каждого второго стоит «quarantine fifteen» (прим. сленговое выражение, когда человек во время самоизоляции набираете лишний вес в 15 или более фунтов).

Социальные изменения также снижают интимное влечение. «Пятьдесят семь полов» звучит круто только для подростка. Взрослый же человек, когда слышит, что кто-то является пан-би-транс-небинарной женщиной, просто отключается и идёт искать что-то более понятное. Сайты с фильмами для взрослых сейчас «купаются» в трафике. И пусть люди не хотят заниматься настоящим сексом, но вот от порно они абсолютно не откажутся. Добро пожаловать в новую реальность! Это же намного проще: клик, клик, короткое напряжение … и вот облегчение.

Видимо, сексуальность устарела! Ещё в июне в Victoria’s Secret объявили, что постепенно расстанутся со своими невероятно великолепными и подтянутыми «Ангелами». Вместо этого они хотят работать с «ведущими иконами» и «людьми, меняющими этот мир», например: звездой женского футбола Меган Рапино (Megan Rapinoe), трансгендерной моделью Валентиной Сампайо (Valentina Sampaio) и семнадцатилетней лыжницей Эйлин Гу (Eileen Gu). Но есть нюанс – эти «новые иконы» никоим образом не будут позировать в нижнем белье – они станут делиться своими вдохновляющими историями в подкасте из десяти серий. SO HOT!

Их нравы: Жизнь после секса.
Эйлин Гу
Их нравы: Жизнь после секса.
Меган Рапино
Их нравы: Жизнь после секса.
Валентина Сампайо

Одежда тоже стала несексуальной. Проведя столько времени в четырёх стенах, мы срослись с домашними нарядами мешковатого типа на два размера больше нужного, и снимать это никто не хочет в принципе. «Просто позвони мне, когда вернёшься домой, и мы сделаем «это» через FaceTime, чтобы мне не пришлось видеть эти тряпки на полу».

Кроме того, в социальных сетях существует принцип «смотри на меня, но не смотри на меня». Это когда женщины вызывающе позируют в полном макияже и в обтягивающих нарядах, но все оставленные комментарии – исключительно от восхищающихся подруг. И не дай бог, если мужчина осмелится высказаться как хорошо она выглядит, он сразу превращается в подонка. Остаётся «написать ей в личку», но некоторые расценят это как нарушение личного пространства, и тут уже будут другие последствия. Новые правила предполагают, что мужчины не должны обращать внимания на внешность женщин и это согласитесь странно, потому как история полна случаев развязывания мужчинами целых войн из-за красоты женщин – теперь это наша проблема.

Давайте по-честному: зачем нам, чтобы мужчины игнорировали нашу внешность?

Или вот ещё вопрос: может ли мужчина поцеловать женщину, не спрашивая её разрешения – считать ли это чем-то ужасным? У Хумы Абедин (Huma Abedin) выходит книга Both/And: A Life in Many Worlds, в которой она рассказывает историю как подверглась «сексуальному насилию» со стороны сенатора США в 2005 году. А всё произошло до банальности просто: после приёма они отправились прогуляться и выпить кофе у него дома, где в конечно итоге он обнял её и поцеловал.

Абедин, воспротивившись такой форме внимания остановила его и сразу покинула дом. Сенатор же выглядел удивленным; извинившись, сказал что «всё это время неправильно истолковывал её поведение». Задав это вопрос в Твиттере, как и водится, я получила несколько ответов, что он обязан был спросить её разрешения на поцелуй. Но думаю это тревожный знак, если мужчина будет просить об этом. Мне кажется, если бы мистер Дарси (прим. литературный персонаж романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение») живи он в наше время, попал в такую ситуацию едва ли спросил разрешения, но может я и ошибаюсь.

Мужчины на самом деле больше не знают, кем они должны быть, и женщины тоже.

Неужели это антифеминизм – наслаждаться мужским вниманием? Можно ли пригласить коллегу на свидание? Я вижу как со временем всё только усложняется последствиями, и неудивительно что люди стали отказываться от секса. Кому нужна эта суета и беспокойство? Неужели лучше получать дофаминовую подзарядку от лайков под фотографиями или погружаться в интернет-порнографию подальше от человеческого взаимодействия?

Когда жизнь испорчена, мы получаем испорченный секс – или вообще его отсутствие.


Источники

ОРИГИНАЛ The Spectator World, Karol Markowicz

перевод

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: